на главную "БОГИ НЕ ЗАСЧИТЫВАЮТ В СЧЕТ ЖИЗНИ ВРЕМЯ, ПРОВЕДЕННОЕ НА РЫБНОЙ ЛОВЛЕ."
на главную
Наверно у каждого из нас был в свое время наставник, который к рыбалке нас пристрастил, опытом поделился, уму-разуму научил. У кого дед, у кого отец, у кого товарищ старший. Так вот, чтоб мудрость эту, да навыки стариков наших сохранить, да молодым рассказать, памяти и мудрости их и посвящен этот проект.........>>>
О сайте и Товарищах
Лица Товарищей
Трофеи Товарищей
Отчеты
Рассказы, байки, стихотворения.
Песнь Фадея 'МАМКЕ'
Да уж..... (от Алеарта)
Фрицы на рыбалке.
Ложка (Алеарт)
Лунька с Фадеем (Алеарт).
Монтана и щука
Знатным карпятникам А. & M. посвящается
Классификация пресноводных рыб.
Сказ о том, как Фома с Гаврилой щуку тянули.
Сказ о том, как Фома Гаврилу от пьянства спасал
'Опасный' первый лёд. От Сержа.
Хокку
'Вспоминая детство'. В двух частях. От Сержа.
Про молодость, белое безмолвие и мстительную щуку.
Рассказ о трофее. От Новичка.
'Мамкина поэма' от Мамки.
Что на душе - то на бумаге
Корчева!!!
Ловля сома на ...
' Вот такая речка, вот такая рыбалка. '
Сказ о том, как Фома и Гаврила браконьерами были.
'Летняя настольгия'
'Мамкины откровения'
Ашулук.
Песня 'Совы нежные'
Смирновские рассказы от Смирнова Михаила
НАБЛЮДЕНИЯ РЫБАКА-АВТОЛЮБИТЕЛЯ
'Подводная трагедия'
ВОЛОГДА
'...Поехал на рыбалку'
Это было недавно, это было давно
Рыбалка которой не было.
Пять дней в Рязанской области
Секреты Ферапонтыча
Приметы Ферапонтыча
В народе говорят
Фотоотчеты
Проекты Товарищей
Почитаем.
Завалинка
Всякая нужная мелочь
ФОРУМ
Журнал 'Диалоги о лодках'

'Подводная трагедия'
«Подводная трагедия»
сказка для не очень маленьких может было, а может нет…?
 

Буль. Что-то упало на воду, и звук гулким эхом долетел до дна глубокой ямы,
где под чёрной корягой дремала старая щука.
"На чайку не похоже, на ветку тоже не похоже", - подумала она, выходя из
сонного оцепенения. Буль-буль. Звук стал многократно повторяться и раздавался с разных

сторон.
  "Сегодня же суббота!" - вдруг осенило щуку, - "Опять понаехали эти рыбаки.
Кидают в воду всякую дрянь - железки, вязкий поролон, вонючую резину.
"Эх, выспаться не удастся".
  Она забилась поглубже, под корягу, и как раз вовремя. Тяжёлая блесна,
виляя огромными острыми тройниками, проплыла рядом с

корягой, в том самом месте, где только что стояла щука. Откуда-то сбоку
метнулся за железкой мелкий щупачок. "Эх, бедолага, неопытный ещё,
ну что ж, если сможет выплюнуть эту гадость, то будет ему наука, тогда
есть шанс дожить до моих лет".
По воде передавались отчаянные звуки борьбы, щупак извивался, бил хвостом,
метался из стороны в сторону. И вспомнилось старой щуке, как точно так же,
давным-давно, и она билась за свою жизнь. Тогда ей повезло, не выдержала леска. 

Видать старая была и гнилая. Потом пасть долго болела от ржавых крючков. Это ей 

была первая наука. А, сколько было всего....
Сразу заныли шрамы на теле от воспоминаний, особенно один, сбоку, полученный  по

осени острой острогой браконьеров. С этими ребятами связано много  гадких воспо-

минаний. Вспомнила, как сиганула из последних сил в мутной воде  на мели через

сетку бредня, а как по весне угодила в лесочную сеть? Вообще жуть!
Погналась с голодухи за плотвичкой, та то мелкая, пролетела сквозь ячейку,
а она со всего хода втемяшилась. Долго стояла в оцепенении, пока силы не
вернулись, и двумя мощными рывками, разорвав сетку, вырвалась. Повезло,
что не капроновая сеть была, а то поминай как звали. А как удивилась
полуживой рыбке, в изобилии проплывающей мимо, и в предвкушении лёгкой добычи,

начала глотать эту мелочь, радуясь, что всё так просто, пока мощный разряд  тока не

саданул по всему телу. От судорог, чуть хребет пополам не сломался. Везло ей, вот и

дожила до старости, и мудрости набралась. Звуки борьбы наверху стихли.
"Не ушёл таки, а жаль, молодой ещё совсем был". Под корягой становилось
неспокойно, то слева, то справа, бухали тяжёлые блёсна и джиги. Её это стало
очень раздражать.
"Поплыву-ка я на мель, в травку закопаюсь, да и на солнышке погреюсь». И  она
плавно вышла из своего укрытия, как большая зелёная торпеда. Не спеша, вальяжно, 

распугивая по пути белую мелочь, добралась до зарослей травы, забилась поглубже,

в самую гущу. Но что это?!! Прямо по поверхности, отвратительно булькая и чмокая,

проскакала какая то тварь.
"Интересно, какова эта хреновина на вкус". Но и тут судьба её пощадила. Откуда-то

сбоку выскочил полосатый окунёк и сцапал эту булькалку. Вот тут то она и поняла, что

избежала очередных неприятностей. Окунёк крепко засел на впившихся в его пасть

крючках и стал трофейчиком хитрого рыбачка.
"Да…! Век живи - век учись, похоже, нигде сегодня покоя не будет".
На странные булькающие звуки стала собираться стайка щучьей мелочи - подростков.
"Куда же вы, глупенькие? Ну, сейчас я вам устрою шоу!"
Взбив мощным хвостом водоворот, ворвалась она в самую середину стаи щучьей
мелочи, страшно разинув свою огромную крокодилью пасть. Щупаки не ожидали такого 

нападения, увлёкшись булькающей приманкой, и в панике, кто куда, встав на хвосты,

бросились врассыпную.
"То-то же, не скоро теперь они осмелятся сюда вернуться, целее будут".
В это же время с поверхности воды раздавались голоса:
- Ты видел? Ни хрена себе крокодил!
- Да не…, это сом.
- Сам ты сом! Вон, такой же усатый! Я что, дожил до таких лет и сома от щуки не отличу?
- Да нет тут таких щук, сом это, я тебе говорю. А ты пей! Тебе ещё не то покажется!
"Да вы ещё подеритесь, горячие парни", - ухмыльнулась про себя щука, даже чуть-чуть

радуясь, что посеяла такой переполох.
- Не…е, что не говори, а я точно видел, мамка это была. Всё, теперь я
знаю, что она здесь есть, и я не я буду, если не словлю её.
"Это что, они про меня? Да…а, серьёзное заявление!", но не приятный
холодок пробежал от жабр до хвоста Почувствовала она, что у неё появился
достойный противник.
"Ну, это мы ещё посмотрим, кто - кого! Я тоже кое-что знаю и умею".
И началось их противостояние. Щука узнавала его по повадкам, по голосу,
даже снасти его стала узнавать. Иногда пакостила немножко. Плывёт,
бывало, за его лодкой, ждёт подходящего случая, да и откусит блесну, и
тихо радуясь своей маленькой победе, ухмыльнётся про себя: " Ну что,
кто - кого?". Долго это продолжалось, она даже уважать его стала, за
упорство и умение, даже скучала, когда он долго не появлялся.
И вот наступила зима... Да странная какая-то. То холодно, то тепло,
то снег, то дождь. Лёд то встанет, то сойдёт. Всё в природе перевернулось.
Жизнь подводных обитателей пошла наперекосяк. Никто ничего понять не может,
то ли весна ранняя и нереститься пора, то ли осень поздняя и впереди глухая
зима. В общем внесли эти катаклизмы в жизнь щуки полную неразбериху. Она то
валялась неделями под корягой, то с жадностью глотала всё подряд, не гнушаясь
ничем, даже один раз проглотила утку. Те тоже перепутали осень с весной и
не все улетели.
Но вот встал-таки лёд. Жизнь стала налаживаться. Рыбы потихоньку впадали в
вялую спячку, иногда выходя из ям перекусить чего-нибудь. И щука тоже стала
приходить в себя. В суматохе странной зимы она позабыла про своего
«друга-соперника» рыбака. Да и мысли о предстоящем нересте занимали её всё
больше и больше. Икра уже почти созрела и занимала бОльшую часть пространства

брюха. Охотиться приходилось чаще, так как места в желудке не хватало для 

крупного трофея, приходилось промышлять мелочёвкой. Всё сложнее ей стало выходить

на мель, на охоту. Тяжесть разбухшего живота от икры давала о себе  знать. Всё чаще в

ее рационе стали появляться густёрки и подлещички, окуньки, да колючие ерши. Короче

всё, что плавает на глубине.
"Ах, как хочется плотвички! Хоть одну бы, хоть самую маленькую!" Задремала
щука с этими мыслями, а когда проснулась, то не поверила своим глазам. Совсем
недалеко, в толще воды барахталась раненая рыбка.
"Плотвичка! То, что надо! И усилий не потребуется, чтоб её слямзить!".
Голод не тётка, и забыв про осторожность, щука рванула из укрытия к заветной
цели. Не заметила, бедолага, что рыбка на тройнике висит, что тройник тот
на поводке металлическом. Очень уж ей хотелось есть. Сцапала она плотвичку и,
наслаждаясь вкусом жертвы, поволокла её в своё укрытие, чтоб там проглотить.
Предвкушая приятную тяжесть в желудке, впав в блаженное оцепенение, плыла она 

к своей коряге. Острая боль в жабрах вернула её к действительности, что-то
неудержимо тащило её наверх. Подводный мрак стал рассеиваться, уступая место 

свету, льющемуся из лунки во льду.
"Попалась, блин!", мелькнула мысль. Потом разум и инстинкты взяли верх над
паникой, и началась борьба. Щука рвалась вглубь изо всех сил, но опытная рука
рыбака стравливала леску в этот момент, а когда силы оставляли её, опять
упорно подтягивала её к лунке. Опять рывок вглубь, но рыбак не сдавался и
упорно, то стравливал леску, то подтягивал вновь. Долго продолжалась борьба,
она уже потеряла счёт времени. Всё происходило автоматически - рывок вглубь,
отдых во время подъёма, опять рывок.
"Да…а! Достойный противник там, наверху". И тут она вспомнила про него, про
своего «товарища-соперника». "Неужели он?!!", - при этой мысли, силы стали
оставлять её. Вот появилось светлое пятно лунки, дневной свет слепил, после
стольких дней проведённых в полумраке. Чьи-то сильные руки упорно
тянули её всё выше и выше. Сверху раздались удивлённые возгласы:
- Вот она!
- Ни чего себе крокодил!
Что-то острое вонзилось ей в жабры. Боль придала ей новые силы, да такие,
что она и сама не ожидала. Мощными рывками она стала разгибать толстый
металлический крючок багра, впившийся ей под челюсть.
"Может, удастся уйти?" - мелькнула мысль, но силы так же внезапно покинули её,
как и появились.
"Всё, это конец…!"
С трудом, обдирая ей бока об неровные края лунки, он выволок её на лёд. Снег
залепил ей глаза. От боли и усталости она не могла двигаться. Его руки
осторожно, даже нежно, высвободили тройник у неё из жабр, потом протёрли глаза и

тело от липкого, холодного снега.
"Это он!" - узнала она его, и как-то стало легко и спокойно, и боль ушла
куда-то, и не чувствовалось горечи поражения, потому что проиграла она эту
схватку, главную в своей жизни, именно
Ему…!

Кривошеин Сергей (Серж)

 


Спонсоры: